Пятница, 25 Май 2018
Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в TwitterОтправить в LivejournalОтправить в MoymirОтправить в OdnoklassnikiОтправить в VkcomОтправить в Yaru
форум о собаках

Как вспоминает узница фашизма Мария Алексеевна Подрядова, её родную деревню Студёновку немцы захватили в сорок первом. Ей тогда было тринадцать лет. Но Мария Алексеевна до сих пор помнит, как бомбили родную деревню, как советским солдатам не удалось дать немцам достойный отпор. Прибывала немецкая военная техника. Советских солдат массово брали в плен и расстреливали. Гибли и мирные жители. Из трёх деревень в живых осталось около тридцати человек.
- Тут немцы стали нас эвакуировать, - рассказывает Мария Алексеевна. - Стали собирать. Из-под всех погребов, траншей, подснежных окопов. Всех собрали, выстроили, и давай нас гнать.
Военнопленных поместили за колючую проволоку. Выжившие гражданские остались без крова над головой. Страдания, жестокость, болезни, смерть и четыре года скитаний – тринадцатилетняя Маня стойко выдержала всё. Самым страшным испытанием стал голод.
- Мы побираться ходили за пятьдесят километров, - вспоминает Мария Алексеевна Подрядова. - Три дня шли. Насобираем горсточку картошки, принесём обратно, а тут уже смотришь, кто-то умер.
По мере того, как продвигались бои, военнопленных перевозили из деревни в деревню. А беженцы боролись за жизнь изо всех сил. В Александровке от них решили избавиться - посадили всех на лодки и пустили по реке. Никто не сопротивлялся - за неповиновение расстреливали. Через три дня в глухом лесу плоты причалили к берегу. До ближайшей деревни пришлось долго идти. Но и это место не стало для беженцев новым домом. В поселение нагрянули немецкие войска. Они искали партизан. Устроив показательный расстрел, фашисты превратили деревню в пепелище. Последним местом пребывания узников стала деревня Адамовка. Её жители прятались от захватчиков по домам и окопам - очень ждали освободительную армию. В Адамовке для Марии Алексеевны война закончилась. Немцы отступали, а люди, забыв об осторожности, выбегали на улицу, приветствуя солдат-освободителей.
- Подскочили к этим солдатам, начали их обнимать, - рассказывает Мария Алексеевна Подрядова. - Тут, какой-то солдат и говорит: «Уйдите, что вы нас целуете, надо немцев гнать, а то опять укрепятся». А мы одно – плачем и плачем. Мы беженцы, мы домой хотим.
День Победы принёс радостную весть о том, что можно возвращаться на родину. Объединившись деревня с деревней, беженцы отправились в обратный путь. Их родная Студёновка была полностью разрушена, поля заминированы.
- Тут народ стали раскапывать, где, чего собирать, строить себе домики, какие-никакие, - говорит Мария Алексеевна. - Шалаши делать. Я нашла землянку – шестьдесят брёвнышек. Километр их до дома нести. С мамой на себе перетащили их.
Потянулись тяжёлые послевоенные годы. Мария Алексеевна с матерью еле сводили концы с концами. Старший брат, которого с московским заводом эвакуировали в Усть-Катав, пригласил переехать к себе. Для этого был необходим вид на работу – этого документа Мария Алексеевна ждала очень долго.
- Меня не устраивали сюда, не принимали, - говорит Мария Алексеевна Подрядова. – Потому что наша местность была под немцами.
Сегодня Марии Алексеевне Подрядовой восемьдесят восемь. Она ни на что не жалуется. Говорит, что живет хорошо, ведь у неё всё есть. Её окружают любящие дети и внуки.

новостной шаблон Joomla